Союз Коммунистов Приднепровья
Пятница, 22.09.2017, 05:42
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
Политика [61]
Историческая правда [33]
Вопросы Марксизма [10]
Газета "Коммунист Приднепровья" [12]
Классовая борьба [50]
Партия [9]
Капитализм [38]
Национализм [39]
Международное коммунистическое движение [13]
Переход от капитализма к коммунизму [15]
Предательство коммунистической идеи [14]
Антинародная власть [151]
Сатира и юмор [2]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1407
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Баннеры

Коммунист-революционер Украины

Днепропетровская организация Союз коммунаров

Главная » Статьи » Предательство коммунистической идеи

Видные жертвы хрущевских репрессий.

Жертвами хрущевских репрессий стали крупные совпартдеятели. Несогласных с главой СССР, прежде всего в отношении сталинского наследия и разрыва с Китаем, снимали с постов, исключали из КПСС, ссылали.

Что характерно – после отставки Хрущева, организованной его же креатурами, опальные деятели не были восстановлены в прежних должностях. Похоже, брежневское окружение тоже опасалось авторитетных партийцев, полагая, что они вновь выйдут на первые роли.


Последний из могикан

Один из самых заметных среди тех, кто впал в хрущевскую немилость, – Нуритдин Мухитдинов. Выходец из аула под Ташкентом, он был секретарем ЦК КПСС, председателем Комиссии по иностранным делам Совета национальностей Верховного Совета СССР; ранее – главой Совета министров и руководителем ЦК компартии Узбекистана. А до этих постов возглавлял Ташкентский обком.

Мухитдинов отмечал в 80-х, что его отношения с Хрущевым и его приближенными ухудшались с 1957 года по мере их пагубных деяний во внутренней и внешней политике. Сам он предпочитал воздерживаться при голосованиях в ЦК в поддержку соответствующих решений. Это не осталось незамеченным.

Мухитдинов просил Хрущева направить его на международное совещание компартий в Бухаресте (в июне 1960-го), чтобы попытаться уладить разногласия с компартиями Китая, Албании и других стран по вопросу о Сталине. Но первый секретарь поехал сам, выступил с оскорбительными нападками на Пекин и Тирану. В Бухаресте Хрущев посоветовал румынским коммунистам хорошо подумать и учесть позицию не только Москвы, но и Тито в этом вопросе, прежде чем поддержать Китай и Албанию. Все это усугубило раскол в мировом коммунистическом и национально-освободительном движении.

В ноябре – середине декабря 1961 года Мухитдинов был лишен всех своих должностей и вскоре исключен из ЦК КПСС. Поплатился за категорический отказ от предложенного ему Хрущевым выступления на XXII съезде партии в поддержку выноса из Мавзолея саркофага Сталина. Мухитдинов ответил: «Народы и коммунисты Средней Азии плохо воспримут данное решение, поскольку у нас тревожить покой умершего считается большим грехом. И потом, сколько можно унижать Сталина и сталинский период? Это наша общая история – история борьбы, ошибок, но главное – побед всемирного значения. Учтем и позицию Китая по этому вопросу».

Нуритдин Акрамович Мухитдинов – кавалер многих военных орденов и медалей, участвовал в освободительном походе Красной армии на Западную Украину в сентябре 1939 года, в обороне Ростова-на-Дону и Сталинграда. В городе на Волге был тяжело ранен. В 1943-м получил воинское звание полковника. Но и эти заслуги были «забыты» хрущевским руководством. В конце 1962 года Мухитдинова вывели из ЦК и назначили заместителем председателя правления Центросоюза. Это было по сути жестоким унижением для авторитетного деятеля. Но он выдержал удар и более того – добился реализации своих предложений по повышению роли потребкооперации в обеспечении продовольствием и мелким сельхозинвентарем отдаленных районов союзных республик. За что уже после отставки Хрущева был награжден орденом «Знак Почета» в канун 7 ноября 1965 года.

В последующем Мухитдинова повысили. В 1966–1968-м он был первым зампредседателя Государственного комитета по культурным связям с зарубежными странами при Совмине СССР, а с 1968 по 1977 год – послом в Сирии. Хафез Асад на встречах с советскими правительственными делегациями в Дамаске и Москве всегда отмечал чрезвычайную эрудицию, дипломатический талант и высокую культуру Мухитдинова. Посол отказался от эвакуации из Дамаска в период осенней войны 1973-го с Израилем, более того – выезжал на линию фронта. По данным автора, в 1973–1975 годах Мухитдинов был посредником в переговорах по нормализации отношений Дамаска с Багдадом. И с 1974-го Ирак стал оказывать Сирии военно-техническую помощь.

Политический вес Мухитдинова приближался к прежнему уровню, это поддерживал Косыгин, глава Совета министров СССР. Но стареющие Брежнев и другие члены политбюро не хотели возвращения сталинских выдвиженцев на прежние роли. В 1977-м Мухитдинова снова понизили, назначив заместителем председателя правления Торгово-промышленной палаты СССР. 11 марта 1985 года, за два дня до похорон Черненко ветерана наградили орденом Отечественной войны 2-й степени и с апреля того же года отправили на пенсию союзного значения. В декабре 1987-го по настоянию руководства Узбекской ССР Мухитдинов был удостоен ордена Октябрьской Революции. И тогда же переехал в Ташкент, откуда начинался его тернистый путь к высотам и опалам. Мухитдинов работал советником правительства Узбекской ССР, затем возглавлял Общество охраны памятников истории и культуры. Он скончался в Ташкенте в конце августа 2008 года, с полным правом названный «последним из сталинских могикан». Мухитдинов намного пережил всех своих соратников, подвергшихся хрущевским репрессиям.

Несгибаемый экономист

Один из тех, с кем жестко расправился Хрущев, – Дмитрий Шепилов, выдающийся советский политик и экономист. В 1957 году его официально назвали примкнувшим к антипартийной группе Молотова, Маленкова, Кагановича. Словечко «примкнувший» увековечило фамилию Шепилова в народном творчестве.

В 1926-м он в возрасте 21 года с отличием окончил юрфак МГУ им. Ломоносова и аграрно-экономический факультет Института красной профессуры. С конца 20-х публиковал статьи по внутри- и межотраслевому планированию, межрегиональным экономическим связям в Восточной Сибири и на Урале, отстаивая необходимость развития перерабатывающих отраслей на местах, призывая учитывать местный хозяйственный потенциал. Эти проблемы, заметим, актуальны до сих пор. Шепилов также предлагал анализировать потребности соседних стран в импорте, чтобы по возможности покрывать их за счет производства необходимых товаров в приграничных советских регионах. Последнее было учтено при оказании в 30–50-х годах экономической помощи Афганистану, Ирану, Китаю, Монголии, Туве, а также для развития торговли Советского Союза с Польшей и прибалтийскими государствами в предвоенный период. И сегодня все больший объем товаров, ввозимых республиками экс-СССР из России, производится в соседних с этими странами регионах РФ.

С 1934 года Шепилов работает в Институте экономики АН СССР, получает звание профессора. С 1935-го – в отделе науки ЦК партии. С 1938 по июнь 1941 года – ученый секретарь Института экономики АН СССР.

Как профессор Шепилов имел бронь, но в первые же дни войны записывается добровольцем в московское ополчение. За пять армейских лет проходит феноменальный путь от рядового до генерал-майора и начальника политотдела 4-й Гвардейской армии. Получает множество боевых наград.

Сталин умел ценить тех, кто не боялся отстаивать свое мнение и подобно Жукову «выдерживал взгляд». Дмитрий Трофимович был из таковых. В 1946–1947 годах Шепилов – редактор отдела пропаганды газеты «Правда», с 1952-го – главный редактор первой газеты страны. В 1953 году избран членом-корреспондентом Академии наук СССР. Устроенные по инициативе Сталина экономические дискуссии 1949–1950 и 1951–1952 годов готовились и проводились при участии Шепилова, который был одним из руководителей оргкомитетов этих форумов.

Их сверхзадачей было определение путей поэтапного реформирования системы планирования и управления. Выдвигались, в частности, предложения «отвязать» рубль от доллара, сократить число обязательных плановых показателей, расширить финансово-экономическую самостоятельность предприятий, облегчить их внешнеторговую деятельность. И даже ограничить вмешательство парткомов в экономику.

Тогдашние нововведения в советской хозяйственной практике стали прообразом известных «косыгинских» реформ 60-х годов. Но уже весной 1953-го начинания эти были свернуты. По мнению аналитиков, номенклатура предотвратила развитие экономических и управленческих реформ, опасаясь за свои должности и «продовольственно-имущественное благополучие».

Китайский исследователь Ма Хун отмечал: «Поскольку Сталин в своей последней книге «Экономические проблемы социализма в СССР» 1952 года указал, что у него нет возражений к замечаниям Шепилова к проекту учебника политэкономии, ожидалось, что Шепилов станет фактическим руководителем советской экономической политики и будет курировать экономическую науку в СССР. Но впоследствии он стал все чаще возражать новому руководству страны. Критикуя, например, способы освоения целинных земель, продажу колхозам машинно-тракторных станций, превратившую первые в хронических должников государства; повсеместное насаждение кукурузы, политику в области цен, денежную реформу 1961 года».

Позже Шепилов высказывался против наращивания экспорта советского сырья, опасаясь, что тем самым СССР превратится со временем в ресурсную колонию Запада. Он считал, что объективная критика и исправление ошибок «культа личности» не должны подменяться огульным шельмованием Сталина, ибо это только деморализует советское общество и приведет к расколу между социалистическими странами и компартиями. Прогнозы, увы, оправдались.

Свое мнение Шепилов подробно изложил на пленуме ЦК партии в июне 1957 года, обвинив Хрущева в установлении собственного «культа личности». И фактически поддержал Молотова, Маленкова, Булганина, других членов Президиума ЦК, выступивших за отставку первого секретаря. Но они явно запоздали с его смещением, ибо тому удалось добиться поддержки большинства членов Центрального комитета, состав которого с марта 1953-го был обновлен более чем на 70 процентов.

Последствия политического поражения не заставили себя ждать. Шепилов занимал важные посты: секретаря ЦК КПСС, кандидата в члены Президиума ЦК и министра иностранных дел. Он был освобожден от всех партийных и государственных должностей. В июле 1957 года его назначили директором Института экономики АН Киргизской ССР. Но вскоре, спохватившись, понизили до замдиректора.

Под руководством Шепилова в институте был разработан долгосрочный межотраслевой баланс для всех республик Средней Азии. В документе отмечалось, что начавшиеся с конца 50-х годов перекосы в экономике региона и его ориентация на сырьевые отрасли (особенно на хлопководство) приведут к росту дотаций из центра, усилению социально-политической, межнациональной напряженности, а в дальнейшем – к политическим последствиям. Вероятен выход региона из-под контроля руководства СССР и общесоюзных структур. Отмечалась опасность антинаучных, пагубных методов использования вод и рыборесурсов как озера Балхаш, Аральского моря, так и впадающих в эти бассейны рек (Или, Сырдарьи, Амударьи). Этим прогнозам тоже суждено было сбыться.

Похоже, эти исследования стали последней каплей, переполнившей чашу терпения «хрущевских верхов». В 1959-м Шепилов был лишен звания члена-корреспондента АН СССР, снят с должности замдиректора Института экономики АН Киргизии, а в апреле 1962 года исключен из партии.

Затем последовали почти два десятилетия фактического забвения. Хотя, по некоторым данным, члены брежневского политбюро Косыгин, Катушев, Мазуров, Машеров, Кулаков предлагали возвратить Шепилова хотя бы в экономическую науку, например на должность директора какого-либо НИИ при АН, Совмине или Госплане СССР. Но публикации некоторых его экономических работ в Китае, Югославии и Румынии настораживали консервативное крыло руководства СССР. Шепилова восстановили в партии лишь в марте 1976-го, а в ранге члена-корреспондента Академии наук СССР – еще через 15 лет, в марте 1991 года.

Авторитета и профессионализма экономиста опасались как в руководстве страны, так и в близких к Кремлю идеологических и научно-экономических кругах. Поэтому после восстановления в КПСС его не вернули ни в ЦК, ни в другие руководящие структуры. С осени 1960 до осени 1982 года он работал всего лишь археографом в Главном архивном управлении союзного Совмина.

Даже после восстановления в партии Шепилову отказывали в публикациях в советских экономических журналах. Отклонялись его просьбы о встрече с Брежневым, Косыгиным, Байбаковым, министрами правительства СССР и союзных республик. Известно, что Шепилов направлял Черненко и Горбачеву свои соображения по реформированию советской хозяйственно-управленческой системы, основанные на экономических дискуссиях конца 40-х – начала 50-х и на косыгинских реформах. Но первый не успел вникнуть в эти предложения, а в перестройку властям стало не до шепиловских инициатив.

 

Автор: Алексей Балиев

Источник: vpk-news.ru

Категория: Предательство коммунистической идеи | Добавил: stepann (14.09.2017)
Просмотров: 7 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Copyright MyCorp © 2017 Создать бесплатный сайт с uCoz