Союз Коммунистов Приднепровья
Четверг, 13.08.2020, 23:51
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
Антинародная власть [158]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1434
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Баннеры

Коммунист-революционер Украины

Днепропетровская организация Союз коммунаров

Главная » Статьи » Антинародная власть » Антинародная власть

Причина газовых проблем Украины --- ее колониальная зависимость от США и Запада
   Выйти из сложившегося газового тупика Украина может исключительно на основе договоренностей с Россией.
   Во-первых, это решит проблему кабальных условий нынешнего газового контракта.
   Во-вторых, договоренности с Москвой гарантируют Киеву полную загрузку национальной газотранспортной системы.
   В-третьих, достижение украинско-российского газового компромисса позволит переориентировать газ украинской добычи на экспортные рынки.
   В результате, Украина укрепится в своем статусе не только как крупнейший транзитер и потребитель, но и влиятельный экспортер газа в Европу.
   Что касается широко распиаренного сланцевого контракта Shell, других попыток Киева заручиться поддержкой Запада – все это само по себе только повышает риски конфликта с Россией и совсем не способствует укреплению энергобезопасности, расшатывая устойчивость украинской экономики.

Проблема-2009. Проблема газового контракта 2009 года, подписанного Юлией Тимошенко, является одним из основных факторов, сдерживающих развитие украинской экономики. Более того, эту проблему без преувеличения можно даже назвать угрозой нацбезопасности. «Кабальный газовый контракт разрушает страну», - еще в конце декабря 2011 года на пресс-конференции заявил президент Виктор Янукович. Казалось бы, постановка вопроса верная. Так в чем же проблема?
   Официальный Киев уже более трех лет занят поисками оптимального решения проблемы-2009. Переговоры с Москвой проходят на разных уровнях власти, в работе задействованы лучшие кадры. Однако, позитивного результата до сих пор нет, кабальный контракт сохраняет свою силу, а переговоры де-факто зашли в тупик. Более того, фактически Киев и Москва вместо воли к компромиссу, устраивают по отношению друг к другу обходные маневры. Москва работает над маршрутами транзита в обход Украины. В свою очередь, Украина всячески пытается избавиться от любых газовых поставок из России.
   Хотя, по большому счету, газовая проблема отнюдь не относится к разряду тупиковых. Более того, оптимального решения вовсе не нужно искать – оно есть и лежит на поверхности. И Москва неоднократно демонстрировала готовность к пересмотру базовых параметров контракта. Вступление Украины в Таможенный (Евразийский) союз позволило б Киеву получать газ по $165 за тысячу кубометров. Что в три раза дешевле, чем по нынешнему газовому контракту. И также дешевле, чем $250-260 за тысячу кубометров, обещанные британской Shell по сланцевому контракту.
   Однако, официальный Киев от присоединения к евразийской интеграции по-прежнему воздерживается. Тем временем, существующие проблемы продолжают нарастать «комом». До сих пор не найдя решения одной (кабальной) газовой проблемы, теперь добавилась еще одна – сланцевая, которая, к тому же, нисколько не решает базовую газовую проблему.
   В целом, вместо того, чтоб договориться, официальный Киев постоянно ищет способы отгородиться от Москвы, балансируя на грани новой «газовой войны». Складывается впечатление, что в Киеве легкомысленно надеются на помощь Запада. Но по факту такая «помощь» ложится на украинский бюджет дополнительным финансовым бременем.

Сланцевая авантюра. 24 января с.г. британская компания Shell и украинская фирма «Надра Юзовская» заключили соглашение сроком на десять лет по поводу разработки в Харьковской области залежей сланцевого газа. Эта новость сразу же была подана как едва ли не как «главный контракт Давоса». Ну и как «важный стратегический ход Януковича». Эффект заключенного сланцевого контракта также усиливает солидная цена вопроса – обещанные $10 млрд. инвестиций.
   С одной стороны, начало сланцевых разработок в Украине, безусловно, можно считать позитивом. Да, чисто теоретически это способно укрепить украинскую нацбезопасность, повысить ее устойчивость и энергонезависимость по отношению к российским энергопоставкам. Однако, с другой стороны, контракт Shell абсолютно не решает главную газовую проблему Украины – избавление от кабальных условий газового контракта 2009 года. Есть также ряд других вопросов и к сланцевому контракту.
   Во-первых, сланцевый контракт предусматривает только начало геологоразведки по сланцевым месторождениям, но при этом абсолютно не гарантирует Киеву конечный результат. А именно – на какие конкретно объемы газа может рассчитывать Украина и когда сланцевые поставки впервые выйдут на энергорынок страны?
    Формально-юридически Shell обещает выполнить свои инвестобязательства в 10-летний срок, т.е. до 2023 года. Но украинско-российский газовый контракт истекает в 2019 году. За счет чего Украина будет покрывать потребности в газе в течение четырех лет? Смогут ли сланцы компенсировать отказ от российских газовых поставок? Сколько бюджетных средств Украина затратит к тому времени и что по факту получит взамен?
   Во-вторых, зачем Украине столько много газа? Официальный Киев до сих пор не договорился о сокращении объемов российских поставок, а на рынке замаячила еще и сланцевая перспектива. Напомним, согласно действующему газовому контракту с Россией, Украина формально должна закупать 52 млрд. куб.м. газа в год, но затем по взаимной договоренности стороны понизили коэффициент до 42 млрд.куб.м., а в конечном итоге, сошлись и вовсе на 33 млрд. куб.м.
   С тех пор Киев продолжает настаивать на дальнейшем снижении объемов поставок. По расчетам Юрия Бойко, до 26-27 млрд.куб.м. А по словам президента Виктора Януковича, еще более – до 18-20 млрд.куб.м.
   В 2012 году Украина суммарно закупила 33 млрд.куб.м. газа. Сейчас Shell предлагает вывести на рынок также сланцевый газ. Из этого может следовать одно из двух: или Украине из крупнейшего в Европе импортера и транзитера придется также стать еще и экспортером газа, или же придется кардинально пересматривать действующую энергостратегию, отказываясь от российского газа. Если в Украине, действительно, намечается перспектива «избытка» газа, так может пора готовить фьючерсы с потребителями? Если же выстраивать новую энергостратегию, насколько на самом деле Украина способна полностью обойтись без российского газа?
   Разумеется, никто всерьез над подобными вопросами не задумывается. Потому что истинная задача «сланцевой авантюры» - бесплатно войти в украинские недра и попытаться на этом наварить легкие деньги, абсолютно не задумываясь о последствиях.
   В-третьих, обращает на себя внимание важный нюанс – солидная и всемирно известная компания Shell подписала контракт с малоизвестной фирмочкой «Надра Юзовская», созданной буквально год назад и специально под реализацию сланцевого проекта. И к тому же, в организационно-правовой форме общества с ограниченной ответственностью (ООО).
   Обычно крупнейшие транснациональные компании мира более разборчивы в своих деловых партнерах. А применительно к конкретной ситуации, по сути, основной гарантией для Shell стала подпись украинского министра энергетики Эдуарда Ставицкого. Но каковы при этом гарантии для Украинского государства, что сумма инвестиций Shell придут по назначению, т.е. достанутся именно госказне? Ведь юридически получателем инвестиций станут некие учредители упомянутого ООО. И где гарантии, что «сланцевый контракт» не повторит историю с испанским лыжным инструктором, пообещавшим Украине построить LNG-терминал?
   В-четвертых, компания Shell получила для работы беспрецедентные налоговые льготы, оцениваемые суммарно в $80 млн. в год. Т.е. финансово инвестор, вторгаясь в украинские недра, абсолютно ничем не рискует. При этом если сланцевый эксперимент достигнет своих целей, Shell уже гарантирована доля в прибыли – 40-70% (!). (В зависимости от того, сколько составит доля госвложений в проект со стороны самой Украины). По сути, Украина гарантировала британской компании полную свободу в исследованиях. Разумеется, все льготы оплачиваются за счет госбюджета Украины. Но покроет ли ожидаемый эффект понесенные госзатраты?
   В-пятых, кто покроет экологические риски? В соглашении Shell-«Надра Юзовская» этот вопрос вообще обходится стороной. Понятно, что иностранного инвестора интересует прежде всего, финансовые выгоды. А его контрагента – «Надра Юзовская» - побыстрее начать получать обещанные бонусы от инвестора. Экологические риски должны были бы интересовать Украинское государство, имеющее ряд рычагов влияния природоохранительного надзора, но для задействования таких рычагов момент уже пропущен. Соответствующие экологические экспертизы должны были проводиться на стадии подготовки проекта соглашения. К слову, еще тогда, когда должность министра экологии и охраны природных ресурсов занимал все тот же Эдуард Ставицкий.
   В-шестых, не менее интересна также еще одна подробность сделки – проект сланцевого соглашения, текст которого относится к конфиденциальной информации, в украинские СМИ попал только через представителя оппозиции – депутата харьковского облсовета от ОО «Батькивщины» Ивана Варченко. На первый взгляд, еще можно было бы понять, если б подробности «сланцевого контракта» раскрыли представители правящей партии. Хотя и здесь возникли б вопросы по поводу разглашения конфиденциальной информации. Но как могло получиться, что «слив» организовала оппозиция? Это ли «успех» партии «Батькивщины»? Или же сознательный «слив» власти? В любом случае, это стало еще одним подтверждением давних выводов о специфике украинской «демократии», где власть и «главная оппозиция» фактически срослись в одно целое.
   Впрочем, вброс Ивана Варченко – это только проект «сланцевого контракта». Вполне возможно, что окончательный текст документа, под которым стоят подписи сторон, содержит несколько другие условия.
   Таким образом, основными выгодоприобретателями от заключенного «сланцевого контракта» являются, с одной стороны, британско-нидерландская Shell и с другой стороны, учредители ООО «Надра Юзовская», на счета которой будут поступать бонусы сделки. Известны также размеры бонусов: начальный бонус – $25 млн. (за подписание контракта); бонус при первой разработке – $50 млн.; за первый газ – $25 млн.; при достижении пика добычи – $100 млн.; на социальные расходы – $2 млн. и т.д.
   Вместе с тем, «сланцевый контракт» не гарантирует Украине четких объемов сланцевого газа, когда этот первый газ выйдет на украинский рынок и способен ли он полностью перекрыть потребности в российском газе. Кроме того, ни Shell, ни «Надра Юзовская» не компенсируют многочисленные экологические риски от сделки.
   Более того, существуют вполне обоснованные риски, что как только вскроются нарушения и злоупотребления в процессе заключения сделки, вся ответственность будет переложена на ООО «Надра Юзовская», которую, разумеется, сразу же ликвидируют, но компенсировать потери будет некому. Основной гарант «Надра Юзовская» - министр Эдуард Ставицкий – может быть отправлен в отставку (от этого не застрахован ни один министр), но что это изменит?

Провокация газовой войны. Заключение «сланцевого контракта» многими экспертами было интерпретировано, прежде всего, как вызов «Газпрому». И только в последнюю очередь как источник диверсификации газа.
   По всей видимости, в Киеве через «сланцевый эксперимент» пытаются надавить на Россию в переговорах о пересмотре параметров газового контракта.
   В свою очередь, «Газпром» на выставленный сланцевый ход предпочел никак не реагировать. Тем более, что полгода назад специалисты «Газпрома» тоже проводили исследования сланцевых пластов в Харьковской области и предпочли, в итоге, воздержаться от перехода к практической работе.
   «Газпрому» суетиться по поводу «важного стратегического хода Януковича» нет смысла. «Газовый контракт» 2009 года по-прежнему сохраняет силу и «сланцевый контракт» никоим образом не меняет такое положение вещей.
   Собственно говоря, вытеснить «Газпром» из украинского рынка можно двумя путями и оба предполагают конфликтный сценарий. Или НАК «Нафтогаз» сам подаст иск об отмене газового контракта (как его к этому неоднократно призывает прозападная оппозиция), или же судебный иск подаст «Газпром».
   Формально-юридических поводов к такой судебной тяжбе может быть несколько, этим займутся юристы двух стран. Но прежде, чем запускать судебный сценарий, всегда важно просчитать дальнейшие последствия.
   Если Украина предъявит иск к России, то сама же от этого получит наибольший ущерб, рискуя вообще остаться без газа. Или, как вариант, новые условия будут еще более кабальными, чем нынешние.
   Если же иск к Украине предъявит «Газпром» (по факту недобора газа), не менее высоки шансы для поражения российского энергомонополиста.
   25 января, т.е. на следующий день после заключения «сланцевого контракта», в украинское информационное пространство была вброшена новость о $7 млрд. – сумме госдолга, который якобы «обязана уплатить» Украина перед «Газпромом».
   Правда, на самом деле, долг выставил не «Газпром», а британская газета Financial Times. А в конечном итоге, основная суть публикации свелась к комментарию некоего «украинского эксперта в сфере энергетики, приближенного к НАК «Нафтогазу». По данным Financial Times, «Газпром» намерен выставить Украине претензии к уплате $7 млрд. долга. Правда, официальный комментарий «Газпрома» последовал только через три дня, 28 января. Дескать, ничего не знаем, никаких штрафов не выставляем. Однако, по сути, после того, как информационная волна была полностью исчерпана. Евросоюз также воздержался от комментариев, только предостерегая Киев и Москву от перехода к новой газовой войне.
   Если бы «Газпром» рискнул судиться с Украиной, у него было бы больше шансов проиграть.
   Во-первых, Украина все равно никогда и ни при каких обстоятельствах не заплатит «Газпрому» штраф. Даже если суды всех инстанций встанут на сторону газовой монополии, даже если Россия согласится выдать Украине льготный кредит, который пойдет на оплату долгов перед «Газпромом», Киев никогда не отдаст «Газпрому» $7 млрд. Это достаточно много. Даже по меркам развитого государства.
   Во-вторых, дело о штрафе будет рассматриваться в европейских судах, которые вполне могут принять сторону Украины.
   В-третьих, в Украине искренне верят в скорое избавление от российской газовой зависимости. К 2018-му — 2020 году в Украине должны начать добывать в промышленных объемах сланцевый газ. К тому времени украинцы также планируют достроить терминал по приему сжиженного газа и доработать механизмы получения топлива из Европы, а не из России.
   В-четвертых, новый газовый конфликт с Украиной может еще более ударить по репутации «Газпрома» (России) перед европейскими партнерами.
   …В общем, на данный момент инцидент вокруг штрафов «Газпрома» зафиксирован на таких позициях.
   Во-первых, НАК «Нафтогаз» четко заявил, что намерен урегулировать вопрос в соответствии с условиями действующего газового контракта. Т.е. по факту провокация FT осталась без рассмотрения. На нее не клюнули ни «Газпром», ни НАК. Кстати, штрафы за недобор газа были отмены подписанием «харьковских соглашений». (А украинская ОО-оппозиция, между прочим, снова пытается реанимировать призывы к денонсации этих соглашений).
   Во-вторых, глава МИДа Леонид Кожара заявил, что Украина не намерена выплачивать штрафы «Газпрому».
  Таким образом, очередная провокация газовой войны между Киевом и Москвой снова оказалась несостоятельной на практике. «Газпром» не стал судиться с Украиной. Равно как и Украина тоже воздерживается от провокационных призывов подавать свои иски к «Газпрому».
   Украина и Россия, до этого уже неоднократно стравливаемые Западом, снова вернулись к исходной точке – поискам взаимоприемлемого газового компромисса исключительно через ПЕРЕГОВОРЫ, а не конфликт (судебную тяжбу и обходные маневры). Газовый контракт 2009 года с его кабальными условиями, исполнение которого для Украины с каждым месяцем становится все тяжелее и тяжелее, является дополнительным подстегивателем – Киеву и Москве нужно договариваться быстрее.
   «Сланцевый контракт», как видим, никоим образом не решил эту базовую проблему, но еще и создал дополнительные финансовые риски.
   Не способствует «сланцевый контракт» также укреплению энергобезопасности Украины. Вместо хрупких попыток найти замену российскому газу, возникают еще большие риски – потерять газотранспортную систему, которую, как известно, также называют «главным национальным достоянием страны».

   …В завершении, скажем немного по поводу задач энергобезопасности Украины. На данный момент все они основываются, преимущественно, на постулировании российской «угрозы». Так, Киев стремится любыми путями снизить энергозависимости именно от России. Вплоть до рассмотрения сценариев полного отказа от российского газа.
   Однако, в действительности, вопросы энергобезопасности гораздо шире. Конечно же, проблему можно было бы полностью решить, если страна обладает собственными запасами нефти и газа. Но как показывает опыт некоторых стран (например, Турции и Грузии), внутренние потребности в газе вполне можно покрыть и не имея собственных природных ресурсов. И даже без поиска альтернативных источников поставок.
   Безусловно, очень хорошо, что Украина имеет собственные запасы нефти и газа на шельфе Черного моря, которые к настоящему времени практически не тронуты. А еще лучше – разработки сланцевого газа, которые теоретически могут укрепить энергобезопасность страны.
   Но, при этом, не следует забывать и о том, что Украина со своей газотранспортной системой к настоящему времени все еще является крупнейшим транзитером газа в Европу. И основным партнером, который в состоянии покрыть весь потенциал украинского транзита является именно Россия.
   Другими словами, договоренности с «Газпромом» позволили б Украине существенно облегчить бремя нынешнего газового контракта 2009 года (снижение цены в 3 раза!). В результате, была б, как минимум (но какой минимум!), убрана нынешняя сдерживающая преграда развитию национальной экономики, заложив основы под будущий экономический рывок Украины. Кроме того, только договорившись с Россией, Киев сможет гарантировать полную загрузку своей газотранспортной системы и немалую часть газа получать только лишь как плату за транзит.

   В то же время газ собственной добычи Киев мог бы направлять на экспорт и на этом неплохо зарабатывать (например, через многострадальный LNG-терминал, строительство которого никак не получается запустить). Кстати, потенциальные рынки сбыта украинского газа «удивительным» образом совпадают с маршрутом «Южного потока»: Болгария, Румыния, Венгрия, Чехия, балканские страны. Сюда же можно также добавить Турцию, которая также получает свои немалые бонусы на каждом украинско-российском газовом противостоянии. Более того, по этой же схеме Украина вполне могла бы продавать газ и в Грузию (!), которая сейчас рассматривает схемы только обратной направленности (т.е. не из, а в Украину).
   Однако, опять же для выхода украинского газа на указанные экспортные рынки Украине необходимо договариваться именно с Россией, которая является инициатором «Южного потока». С одной стороны, Москве было б дешевле договориться об украинском транзите (например, в формате двух- или трехстороннего консорциума), чем нести все финансовые тяготы по строительству «Южного потока». С другой стороны, Киев смог бы в полной мере сохранить функциональную способность своей газотранспортной системы.
   Если же Украина продолжит нынешний тренд, т.е. пытаясь вытеснить «Газпром» с национального энергорынка с опорой исключительно на компании Запада (как в случае с Shell) – это приведет к тому, что украинская газотранспортная система из «национального достояния» превратится в металлолом, а рынок украинской газодобычи окончательно монополизирует Запад. Украина, со своей стороны, лишь предоставит западным компаниям максимальные льготы, но без каких-либо гарантий получения собственной прибыли в будущем.
   Результат плачевен – украинский нефтегазовый шельф и сланцевые залежи будут работать не на национальные интересы Украины, а исключительно на Запад.
 
  Автор Игорь ШЕВЫРЕВ
Источник: dipcomment.com
Категория: Антинародная власть | Добавил: Red-Star (11.02.2013)
Просмотров: 1808 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Copyright MyCorp © 2020 Создать бесплатный сайт с uCoz