Союз Коммунистов Приднепровья
Четверг, 06.08.2020, 16:17
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
Политика [62]
Историческая правда [33]
Вопросы Марксизма [10]
Газета "Коммунист Приднепровья" [12]
Классовая борьба [51]
Партия [9]
Капитализм [38]
Национализм [40]
Международное коммунистическое движение [16]
Переход от капитализма к коммунизму [15]
Предательство коммунистической идеи [14]
Антинародная власть [158]
Сатира и юмор [2]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1434
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Баннеры

Коммунист-революционер Украины

Днепропетровская организация Союз коммунаров

Главная » Статьи » Капитализм

На что мы променяли СССР и стоило ли оно того?

Чем дальше в лес кризиса, тем больше обсуждается в обществе тема СССР, со дня официального развала которого (26.12.1991) скоро будет 25 лет.

Советское государство просуществовало около 70-и лет, за которые было две тяжелейшие войны – гражданская и Отечественная – и два периода восстановления народного хозяйства. За вычетом того остается примерно 50 лет, которых хватило, чтобы стать державой №2 в мире по многим показателям и иметь огромное геополитическое влияние.

Всем этим мы легко пожертвовали – но что-то, видимо, свербит, раз разговоры о покойном СССР не затухают уже четверть века.

 

На протяжении истории люди не так уж часто меняли основной политический и экономический уклад и главные жизненные приоритеты. Для этого, очевидно, нужны какие-то очень серьезные основания. Какие же такие подвели к сдаче нами без боя Советского Союза?

Человек хочет того же, что и все живые существа: сытости, безопасности, удовлетворения сексуальных желаний. Еще для людей, как и для приматов, важно нахождение в группе, численностью не менее 30 человек, где они могут быть встроены в иерархию социальных отношений друг с другом.

Еще человеку нужна любовь – как глубокая эмоциональная привязанность к партнеру, детям и родителям. Дружба и творческая активность.

И еще для него характерно расширение своих потребностей: если человека замерз и голоден, то рад любому убежищу и куску хлеба. Но лишь он согрелся, наелся и напился – хочет уже сидеть на мягком, чтобы обстановка была красивой; а продолжить трапезу желает чем-то не просто питательным, но и вкусным.

Но где и как собрать все это вместе? Наверное, наибольшее соответствие желаемого и действительного было в Эдеме. Но человек там не ужился – свободы ему не хватало: райское яблоко существует, а употребить его нельзя – можно ли то вынести? С тех пор нет у него безопасности, а добывать пищу приходится самому.

Очень долго для людей главным было выживание. Десятки тысяч лет на первый план выходило даже не личное выживание, а выживание рода. Но потом людей стало много, и человек озаботился спасением души. Главными стали духовные проблемы: не грешить, стать угодным Богу и заслужить вечную жизнь после смерти – вот какую странную задачу поставили перед собой христиане.

На этом пути были достигнуты большие успехи в построении современной цивилизации, а главным трендом стало потребительство.

И здесь очень интересна связь потребительства с религией – похоже, что для большинства населения (элита-то себе в потребительстве не отказывала) удалось отложить желаемое потребление в область далекого будущего.

Но технологии шли вперед, и товаров стало больше, чем людей…

Сегодня человек – не один из своего рода, не христианин, кающийся в грехах и ждущий прощения на Страшном Суде, а гордый потребитель всяческих благ. Потребительское поведение стало стимулом развития: люди хотят потреблять, платят за свои новые и новые игрушки деньги – технологии развиваются. Получился своеобразный вечный двигатель.

Вот именно этого нюанса в СССР и не учли. Как только задача выживания была решена – обострилась задача потребления, т.е. удовлетворения сложных потребностей в разнообразных товарах. И ведь это естественно: хозяйки знают, что голодного накормить легко – труднее накормить сытого.

С 1953 года  в СССР негласно тоже был принят курс на потребление, но здесь отставание социалистической экономики от западной очень сказалось. Социалистическая была заточена под большие политические проекты: под оборону в первую очередь, под строительство ГЭС и освоение громадных территорий без света и дорог, где жизнь казалось вовсе невозможной – но не на удовлетворение «игрушечных» запросов. Для них она была слишком неповоротливой. Пока разворачивалась для удовлетворения одного модного запроса, он уже становился немодным, входил в моду новый.

Другая причина отставания ширпотреба – в том, что СССР служил угрозой всему капиталистическому миру, и чтобы существовать, был вынужден тратить огромные средства на оборону и геополитическое влияние. Угроза же лежала в самой основе Советского государства – уничтожения частной собственности на средства производства. Как с этим могли смириться все собственники мира?

Но можно ли было как-то осчастливить советского потребителя? Наверное, да. Но КПСС недостаточно прониклась этой проблемой. Помнится, Горбачев говорил, что мог бы спасти СССР, если бы бросил всю имевшуюся валюту на закупку импортных товаров и продуктов. Однако падение всей советской экономики в силу его неумелого правления не позволило ему провести так называемую «товарную интервенцию», мечтательные слухи о которой покорили сердца людей.

И они уже не могли терпеть дефицит, особенно когда Горбачев прибавил им зарплату: денег было много, а товаров мало. Все это воспринималось как несправедливые лишения: мы терпели в войну и после войны, но почему должны терпеть сейчас? Надоело! Жизнь одна – и без разнообразной колбасы, без розовой плитки в ванной, видеомагнитофона, автомобиля, джинсов она не имеет смыла.

Советские «вожди» этого не поняли – или не захотели понять в силу личной корысти, потому что все преференции от распада СССР перепали именно им. Они свое положение поменяли на собственность – а потом через нее вернули и свои места во власти.

Но вот чего я долго не могла понять – почему многие, хотя далеко не все так возненавидели СССР? Почему возможность свободно купить какие-нибудь товары ценится кем-то больше, чем геополитическое влияние, безопасность, предсказуемое будущее и т.д.?

В самом деле, существуют люди, которые всерьез страдали от невозможности купить свободно разносортной колбасы, она им во сне снилась! Один мой знакомый самым большим ужасом в своей жизни считал очередь за яйцами, в которой он однажды стоял в детстве. Ничто не может для него сравниться с этой очередью – ни болезни, ни катастрофы, ни смерть близких.

Ведь что такое очередь? Отсрочка немедленного удовлетворения желания что-то потребить: ждать нужно! И для кого-то это ужасно.

Еще одна приятельница со слезой рассказывает, как ее бедная мама записывалась на ковер, на холодильник, на телевизор. Но за 25 лет после распада СССР они купили всего одни холодильник и один телевизор – неужели ради того стоило ломать великую страну?

Причем многих не волнует, что для потребления им подсовывают не настоящие товары, а подделки: колбасу, сделанную из куриной кожи и жира; гамбургеры из того, что и собаки не едят.

Неважно и то, что немало столь желанных товаров по-прежнему недоступно среднему человеку из-за высокой цены: главное, что они есть в продаже, а денег мы когда-нибудь накопим… Или не накопим, но это уже сами виноваты.

Ну, так получили что хотели? Однако что-то все-таки, похоже, вышло не так. И все большее число потребителей нет-нет задумывается: а не прогадали ли? Что и вызывает сейчас все более яростные споры о потерях и приобретениях в итоге сдачи СССР.

Так прогадали или не прогадали?

 С элитой все понятно: на сегодня 1 процент населения завладел 85 процентами бывшей общенародной собственности. То есть отцы нынешней российской демократии сорвали банк, невиданный в истории человечества.

А как остальные 99%? Получили они свое потребление?

Как ни странно, получили. И пусть большинство получает суррогат продуктов, включая продукты культуры – все равно люди радуются уже самому разнообразию на прилавках и отсутствию очередей. В очереди стоять скучно и унизительно, а бегать, высунув язык по десятку магазинов, или ехать за город в какую-нибудь «Мегу», чтобы купить дешевле – это нормально. Позвольте, но ведь времени уходит столько же, а сил – так и больше, но зато вокруг все ярко, красиво, весело.

Вот еще об «ужасах СССР»: мы не могли быстро купить того и сего – тут вспоминаются открытки на холодильники, мебельные гарнитуры и т.п. Но разве это было так уж ужасно? Получил, например, на работе открытку, подошла очередь – пришел в магазин и купил. Разве это было неудобно?

Но ненавидящие СССР помнят ту открытку как кошмар и оскорбление самой свободы покупать. Помнят, что хотели какой-нибудь финский холодильник, а его трудно было купить – вот горе! Но он же дорогой был. Сегодня тоже есть очень дорогие холодильники – и их тоже не расхватывают.

 Но разве кроме проблем с потреблением в СССР не было ничего другого? Захватывающих фильмов, спектаклей, разговоров по душам, крепких семей, счастливого детства, дворцов пионеров, прекрасной медицины, курортов, на которых отдыхала вся страна?

Вот парадокс: проблем со шмотками вроде больше нет – но у меня на работе собираются подружки и с придыханием и выпучиванием глаз рассказывают, как они ходили в выходные по магазинам. Одна объездила, по-моему, все магазины Москвы и области в поисках какой-то мебели для кухни, другая угробила два дня на поиск кофточки. И так день за днем, неделя за неделей.

Не было раньше таких разговоров, ей богу. Ну, могли раз-другой об этом потрепаться, но не 200 с лишним дней в году!

Еще одна дама смотрит телеканал «Бум», штудирует бесплатные журналы типа «Бон Прикс» и заказывает себе вещи, которые ей привозит курьер с бесплатной доставкой. Товары все – пустячные, а то и вовсе ненужные, типа какой-нибудь хитрой пробки для бутылки. Но ей очень приятно, что она может их получить по первому желанию.

Но выиграли ли мы при такой свободе покупать в глобальном плане, по большому счету?

На мой взгляд, мы совершили библейский обмен, отдав первородство за чечевичную похлебку. И такие обмены добром не заканчиваются.

Страна наша стала меньше и слабее, и положение в ней ухудшается день ото дня. Потребительский рай рано или поздно закончится, и тогда выиграют жители более влиятельных и сильных стран.

Все же, я думаю, не стоило из-за желания покупать 250 видов одной и той же ерунды под разными названиями рушить страну и лишать себя безопасности.

Но многие, увы, пока еще этого не уразумели – и продолжают радоваться, как глупые дети или смешные обезьянки, расставленным для них торговым сетям.

 

И самое последнее. СССР возник когда-то как способ восстановления Российской империи после ее распада в 1917 году. А та империя рухнула из-за того, что у 1% ее населения было 65% земли – основного средства производства в то время. А у еще 83% людей, жившим земледелием, порой хватало этой земли лишь на то, чтобы протянуть ноги.

Сегодня в России 1% населения владеет 85% всех средств и ресурсов. Что будет, когда кладезь потребительства, не пополняемый, иссякнет – и опять рванет?


 

Источник: livejournal.com 

Категория: Капитализм | Добавил: stepann (06.12.2016)
Просмотров: 186 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Copyright MyCorp © 2020 Создать бесплатный сайт с uCoz