Союз Коммунистов Приднепровья
Суббота, 24.10.2020, 21:27
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
Политика [62]
Историческая правда [33]
Вопросы Марксизма [10]
Газета "Коммунист Приднепровья" [12]
Классовая борьба [51]
Партия [9]
Капитализм [38]
Национализм [40]
Международное коммунистическое движение [16]
Переход от капитализма к коммунизму [15]
Предательство коммунистической идеи [14]
Антинародная власть [158]
Сатира и юмор [2]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1434
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Баннеры

Коммунист-революционер Украины

Днепропетровская организация Союз коммунаров

Главная » Статьи » Вопросы Марксизма

КЛАССОВАЯ БОРЬБА В СССР
  Главным в марксизме-ленинизме является учение о классовой борьбе, доведение её до диктатуры пролетариата. 
  А поскольку это так, то я приведу основные положения классиков по данному вопросу. Я полагаю, что нельзя называться марксистом, не опираясь, или же игнорируя, под различными предлогами, основные положения марксизма.
    «Классами называются большие группы людей,           различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закреплённому и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в
общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы, это такие группы людей, из которых одна может присваивать себе труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства».                           (Ленин,ПСС, т.39, стр. 15).
       "Люди всегда были и всегда будут глупенькими
жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов"                        (Ленин. ПСС, т.23, стр.47).
         «Завоевав политическую власть, пролетариат не
прекращает классовой борьбы, а продолжает ее -
впредь до уничтожений классов - но, разумеется, в иной обстановке, в иной форме, иными средствами... для полного уничтожений классов надо ... уничтожить как различие между городом и деревней, так и различие между людьми физического и людьми умственного труда. Это - дело очень долгое».
                     (Ленин В.И. Великий почин. ПСС, т.39, с.15).
         «Диктатура пролетариата есть продолжение
классовой борьбы пролетариата в новых формах. В этом гвоздь, этого не понимают. Пролетариат, как особый класс, один продолжает вести свою классовую борьбу».
  (Ленин В.И.О диктатуре пролетариата. ПСС, т. 39, с.261)
         «Формы классовой борьбы пролетариата, при его
диктатуре, не могут быть прежние. Пять новых (главнейших) задач и respektive новых форм:
  ((1)). Подавление сопротивления эксплуататоров. Об этом, как задаче (и содержании) эпохи, вовсе забывают оппортунисты и «социалисты».
 ((2)). Гражданская война.
 ((З)). Нейтрализация мелкой буржуазии, особенно крестьянства. «Вести», «руководить», «увлекать за собой», классовое содержание этих понятий.
 ((4)). «Использование буржуазии». «Спецы». Не
 только подавление сопротивления, не только
 "нейтрализация", но взятие на работу, принуждение
 служить пролетариату.
 ((5)). Воспитание новой дисциплины
              (α) Диктатура пролетариата и профессиональные
                   союзы,
              (β) Премии и сдельная оплата.
              (γ) Очистка партии и ее роль.
              (δ) «Коммунистические субботники».
          (Ленин В.И. О диктатуре пролетариата. ПСС, т. 39,
                 с.262-264)
  Неизбежность классовой борьбы рабочего класса вплоть до высшей фазы коммунистического общества Ленин обосновывает в «Философских тетрадях», где классовую борьбу он считает таким же источником саморазвития, самодвижения всякого (следовательно, и социалистического) общества:
         «Единство (совпадение, тождество, равнодействие)
противоположностей условно, временно, преходяще, релятивно. Борьба взаимоисключающих противоположностей абсолютна, как абсолютно развитие, движение»
            (Ленин В.И. Философские тетради. ПСС, т.29,
                             с.316-317).
   Из этого ленинского высказывания правомерно сделать вывод о том, что борьба классов абсолютна, как абсолютно развитие, движение. Что эта борьба неизбежно длится до тех пор, пока не уничтожены всякие (а не только эксплуататорские) классы.
  Для того, чтобы опровергнуть эту точку зрения, нынешним «философам» пришлось бы изрядно потрудиться, так как, им пришлось бы опровергать не только и не столько Ленина, но и самое диалектику вместе со всеми философами древности и Гегелем в придачу.
  В 1918 году Ленин говорил, что выражение «социалистическая Советская республика» означает решимость Советской власти осуществить переход к социализму. Но это не означает, что в мае 1918 года новые экономические порядки уже были социалистическими. Будучи диалектиком до мозга костей, Ленин говорил, что слово переход означает, что в данном строе есть элементы, частички, кусочки и капитализма, и социализма. И Ленин показывал, какие же элементы различных общественно-экономических укладов имеются налицо в Советской России в мае 1918 года:
  1) патриархальное, т.е. в значительной степени натуральное, крестьянское хозяйство;
  2) мелкое товарное производство (сюда относится большинство крестьян из тех, кто продаёт хлеб);
  3) частнохозяйственный капитализм;
  4) государственный капитализм;
  5) социализм.
  Преобладала мелкобуржуазная стихия. Главная борьба шла не между 4-ой и 5-ой ступенями. Не государственный капитализм борется с социализмом, а мелкая буржуазия плюс частнохозяйственный капитализм борются вместе, заодно, и против государственного капитализма, и против социализма.
  Спекулянт, мародёр торговли, срыватель монополии – вот наш главный «внутренний» враг.
  Происходила классовая борьба мелкотоварного уклада (который постоянно способен рождать капитализм) и социалистического укладов в СССР весь период с 1917 по 1991 год. При малейшем послаблении со стороны диктатуры пролетариата, мелкотоварный уклад начинает оживляться, имеет тенденцию рождать теневую экономику, подпольных миллионеров, теснить уклад социалистический.
  Экономической основой этого процесса является сохранение товарно-денежных отношений на низшей фазе, при социализме.
  С 1918 по 1921 гг., в период «военного коммунизма», социалистический уклад потеснил мелкотоварный и капиталистический. Но потеснил не экономически, а принудительными мерами со стороны государства диктатуры пролетариата. Главными элементами «военного коммунизма» была продразвёрстка и запрещение торговли, в первую очередь, хлебом. Был введён прямой (минуя рынок) продуктообмен между городом и деревней. Заработная плата выплачивалась не деньгами, поскольку деньги утратили свои функции. Красноармейцы и жители городов получали трудовые пайки, которые подразделялись на категории. Батраки и беднейшее крестьянство были союзниками пролетариата (комбеды). Середняк колебался, в зависимости от ситуации, и подстрекаемый частнохозяйственным капиталом (кулаки) отвечал вооружёнными восстаниями. Вплоть до Кронштадтского мятежа.
  Начиная с 1921 года, с переходом от политики «военного коммунизма» к НЭПу, мелкотоварный уклад начал теснить социалистический. Угроза реставрации капитализма возросла. Но рычаги государственной власти, собственность на землю, банки и крупнейшие предприятия находились в руках диктатуры пролетариата.
  В 1929 году начинается социалистическая революция в деревне, сущность которой состоит в переводе мелкотоварного единоличного крестьянского хозяйства на крупное социалистическое. Классовая борьба обостряется.
  До 1941 года социалистический уклад значительно потеснил мелкотоварный как в промышленности, так и в деревне. Доля кустарей в городе и крестьян-единоличников в деревне составляла всего лишь несколько процентов.
   За годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., в виду чрезвычайных обстоятельств, когда колхозы чуть ли ни 100 процентов своей продукции сдавали на нужды фронта и городов, когда десятки миллионов колхозных крестьян были поставлены в такие экономические условия, что свои потребности в существовании стали удовлетворять за счёт подсобных огородов, – с этого момента мелкотоварный уклад вновь начал возрождаться и наступать на социалистический.
  В 1945-1953 гг. чрезвычайные обстоятельства продолжались. Это было вызвано тем, что страна напрягала все силы и ресурсы для сохранения военного паритета, для создания ракетно-ядерного оружия. Если Америка за годы войны сказочно обогатилась, то СССР напрягал все силы для удовлетворения элементарных потребностей людей.
  При жизни Сталина предпринимались меры по ограничению и сдерживанию развития мелкотоварного уклада. Это нашло своё отражение в постановлении ЦК ВКП(б) и Совета Министров СССР от 1946 г. и других мерах. Но меры эти носили более административный характер, нежели экономический. А против экономических интересов десятков миллионов людей бороться административными мерами – трудно.
  После смерти Сталина ему на смену пришли пигмеи с мелкобуржуазными взглядами и частнособственнической психологией. Вместо того, чтобы ограничивать и сдерживать развитие мелкотоварного уклада и самих товарно-денежных отношений, – они, наоборот, начали способствовать развитию этих последних.
  На мой взгляд, не правы те товарищи, которые сегодня всю внутреннюю контрреволюцию связывают с деятельностью Хрущёва, Брежнева, с их низкой марксистской политической грамотностью. Речь идёт о классах и классовой борьбе. Вместе с возрождением мелкотоварного уклада неизбежно возрождается класс частных собственников.
  С 1953 по 1965 годы мелкотоварный уклад опять, в очередной раз, начал теснить уклад социалистический. Поэтому появление теневой экономики и подпольных миллионеров было делом ближайшего будущего. Наиболее значительными вехами на пути возрождения мелкотоварного уклада были следующие.
  Сентябрьский (1953 г.) пленум ЦК КПСС принял решение о снижении сельскохозяйственного налога на крестьянские подворья. Был снят запрет на продажу комбикормов населению. Крестьянство с воодушевлением восприняло эти решения. Но сиюминутная выгода в скором будущем обратилась значительным снижением капитальных вложений в развитие группы А, то есть производства средств производства.
  В 1956 году под видом осуждения культа личности Сталина была предпринята атака на социализм, поскольку Сталин был олицетворением этого последнего.
  В 1957 году была проведена ликвидация отраслевых министерств и создано 105 совнархозов. Эта реформа означала передачу основной массы промышленных предприятий под контроль региональных кланов, состоящих из местной буржуазии и советско-партийной бюрократии. Фактически они стали контролировать большую часть промышленности, формально считающейся общенародной.
  В 1958 году была проведена масштабная приватизация – продажа техники машинотракторных станций колхозам, а также дезорганизация партийных организаций, деление их. В большинстве областей стало по два обкома партии: промышленный и сельскохозяйственный.
  В 1959 г. на XXI съезде КПСС было заявлено о полной и окончательной победе социализма в СССР, о возможности длительного мирного сосуществования двух противоположных систем: капиталистической и социалистической.
  В 1960 г. 700-тысячным тиражом вышел из печати учебник «Основы марксизма-ленинизма», в котором, под видом дальнейшего развития марксизма, с мелкобуржуазных позиций подводилась теоретическая база и обосновывался отказ от классовой борьбы, от диктатуры пролетариата.
  В 1961 г. на XXII съезде КПСС была принята Третья Программа партии. Во введении к этой программе, отмечая этапы борьбы РСДРП, говорится о целях, которые ставила Первая Программа, принятая в 1903 году, и о том, что Первая Программа партии была выполнена. Далее говорится следующее:
        «Принимая вторую Программу на VIII съезде в 1919
        году, партия выдвинула задачу построения
        социалистического общества… Вторая Программа
        партии также выполнена». (Программа
        Коммунистической партии Советского Союза.
        Политиздат. Москва 1968, стр. 4-5).
  Уже в этих двух фразах идёт искажение фактов, заложена диверсия против марксизма. О выполнении Второй Программы сказано мимоходом. Это как бы само собой разумелось. В 1961 году многие считали, что социализм построен уже в 1936 году и тем более он укрепился к концу 1950-х годов. Поэтому и считалось, что Вторая Программа выполнена.
  Но Вторая Программа шла дальше, нежели построение социалистического общества, поскольку она намечала меры по постепенной замене товарно-денежных отношений прямым распределением продуктов, а также поголовному вовлечению трудящихся к управлению государством, что ведёт к отмиранию самого государства. Как первое, так и второе – есть признаки высшей фазы коммунизма. А поскольку к 1961 году эти меры выполнены не были, то говорить о выполнении второй Программы было преждевременно. Более того, перечисленные выше меры (распродажа МТС и другие) вели не к коммунизму, а совершенно в противоположную сторону, к развитию и укреплению мелкотоварного производства и, в конечном счёте, к капитализму.
 
  Вот ленинские положения Второй программы РКП
    (б):
  - сближение государственного аппарата с массами тем, что избирательной единицей и основной ячейкой государства становится не территориальный округ, а производственная единица (завод, фабрика);
 - обязательное привлечение каждого члена Совета к выполнению определённой работы по управлению государством;
 - постепенное вовлечение всего трудящегося населения поголовно в работу по управлению государством, что ведёт к уничтожению государственной власти;
 - поголовное привлечение трудящегося населения к отправлению судейских обязанностей;
 - замена торговли планомерным, организованным в общегосударственном масштабе распределением продуктов;
 - плата всем, без изъятия, должностным лицам в размере, не превышающем среднюю плату хорошему рабочему;
 - организация всего населения в единую сеть потребительных коммун, способных с наибольшей быстротой, планомерностью, экономией и с наименьшей затратой труда распределять все необходимые продукты;
 - охват кооперативами всего населения, слияние кооперативов в единый, сверху донизу охватывающий всю Советскую республику кооператив;
 - переход от мелкобуржуазных кооперативов старого, капиталистического типа к потребительным коммунам, руководимым пролетариями и полупролетариями;
 - обязательное держание денег в народном банке; введение бюджетных книжек, замена денег чеками, краткосрочными билетами на право получения продуктов и т. п.
 - введение 6-часового рабочего дня без уменьшения вознаграждения за труд и при обязательстве трудящихся обучаться технике государственного управления и военному искусству.
 
  Рассмотрим эти положения более подробно с целью выяснения того факта, насколько они были выполнены или не выполнены к 1961 г.
 1. «Сближение государственного аппарата с массами тем, что избирательной единицей и основной ячейкой государства становится не территориальный округ, а производственная единица (завод, фабрика)».
  Мы знаем, что данное положение программы действовало до 1936 г., до принятия новой Конституции СССР, согласно которой избирательной единицей и основной ячейкой государства стал именно территориальный округ, а не производственная единица (завод, фабрика). В данной статье я не буду проводить исследование того, как и каким образом это произошло, какими изменениями в классовой структуре советского общества это было вызвано, кто был инициатором и т.п.
  Лишь отмечу, что в «Тезисах ЦК КПГ о Социализме» (речь идёт о компартии Греции) ставится вопрос об оценке подобной меры и возврат к тому положению, когда «избирательной единицей и основной ячейкой государства становится не территориальный округ, а производственная единица (завод, фабрика)». В тезисе 38 говорится:
    «…Ядром рабочей власти будут производственные
    единицы, места работы, где будет осуществляться
    рабочий и общественный контроль над управлением. В
    производственных коллективах будут избираться или
    отзываться (если понадобится) представители
    трудящихся в органы власти. Законом и практикой
    будет обеспечиваться рабочий и общественный
    контроль, открытая критика решений и мер,
    препятствующих социалистическому строительству,
    свободное осуждение субъективного произвола,
    бюрократической позиции кадров и других
    отрицательных явлений и отклонений от
    социалистических – коммунистических принципов.»
  То есть, данный вопрос касается не только Украины или России, но его изучение приобретает международный характер. Программа РКРП-РПК многократно ссылается на это положение.
 2. «Обязательное привлечение каждого члена Совета к выполнению определённой работы по управлению государством».
  Любой, кто в 1960-1980-е годы избирался депутатом городского (как автор этих строк), районного, областного Совета депутатов трудящихся, депутатом Верховного Совета союзной республики или даже СССР, – тот подтвердит, что в то время этот принцип формально соблюдался, но фактически, на деле, депутатский корпус уже был отстранён от выполнения «определённой работы по управлению государством», отстранён бюрократической системой, отстранён аппаратом (то есть чиновниками) исполкомов этих самых Советов различных уровней. Чиновники аппарата, которые сами, как правило, не являлись депутатами, а работали за деньги, заваливали избранных депутатов «вермишелью», то есть мелкими вопросами по обследованию условий жизни того или иного гражданина, обратившегося с жалобой в соответствующий исполком (прохудилась крыша, завалился забор, ребёнка не принимают в детсадик и т.д. и т.п.), средств на устранение тех или иных недостатков не выделяли, занимались отписками, вызывая не то что нарекания, а ненависть граждан к советской власти. Эту самую бюрократизацию советского аппарата Ленин увидел в самые первые годы советской власти и призывал рабочих бороться с бюрократическими извращениями пролетарского государства.
  Как видим, и этот пункт Второй программы партии был весьма и весьма далёк от своего выполнения.
 3. «Постепенное вовлечение всего трудящегося населения поголовно в работу по управлению государством, что ведёт к уничтожению государственной власти».
  Ещё в большей степени от управления государством были отстранены широкие массы населения в 1960-е и последующие годы. К власти уже относились как к чему-то казённому, чуждому, далёкому, как и подобает относиться к бюрократии.
  А что же всё-таки Ленин понимал под поголовным вовлечением трудящихся в работу по управлению государством? В конце сентября 1917 г. Ленин пишет статью «Удержат ли большевики государственную власть?», в которой приводит один очень яркий пример:
         «…у нас есть «чудесное средство» сразу, одним
 ударом удесятерить наш государственный аппарат,
 средство, которым ни одно капиталистическое       государство никогда не располагало и располагать не может. Это чудесное дело – привлечение трудящихся, привлечение бедноты к повседневной работе управления государством.
               …Государству надо выселить из квартиры
принудительно определенную семью и поселить другую. Это делает сплошь да рядом капиталистическое государство, это будет делать и наше, пролетарское или социалистическое государство.
            Капиталистическое государство выселяет семью рабочих, потерявшую работника и не внесшую платы. Является судебный пристав, полицейский или милицейский, целый взвод их. В рабочем квартале, чтобы произвести выселение, нужен отряд казаков. Почему? Потому что пристав и «милицейский» отказываются идти без военной охраны очень большой силы. Они знают, что сцена выселения вызывает такую бешеную злобу во всем
окрестном населении, в тысячах и тысячах доведенных почти до отчаяния людей, такую ненависть к капиталистам и к капиталистическому государству, что пристава и взвод милицейских могут ежеминутно разорвать в клочки.
              Пролетарскому государству надо принудительно вселить крайне нуждающуюся семью в квартиру богатого человека. Наш отряд рабочей милиции состоит, допустим, из 15 человек: два матроса, два солдата, два сознательных рабочих (из которых пусть только один является членом нашей партии или сочувствующим ей), затем интеллигент и 8 человек из трудящейся бедноты,
непременно не менее 5 женщин, прислуги, чернорабочих и т. п.
Отряд является в квартиру богатого, осматривает ее, находит 5 комнат на двоих мужчин и двух женщин. — «Вы потеснитесь, граждане, в двух комнатах на эту зиму, а две комнаты приготовьте для поселения в них двух
семей из подвала». На время, пока мы при помощи
инженеров (вы, кажется, инженер?) не построим
хороших квартир для всех, вам обязательно потесниться. Ваш телефон будет служить на 10 семей. Это сэкономит часов 100 работы, беготни по лавчонкам и т. п. Затем в вашей семье двое незанятых полурабочих, способных выполнить легкий труд: гражданка 55 лет и гражданин 14 лет. Они будут дежурить ежедневно по 3 часа, чтобы
наблюдать за правильным распределением продуктов для 10 семей и вести необходимые для этого записи. Гражданин студент, который находится в нашем отряде, напишет сейчас в двух экземплярах текст этого государственного приказа, а вы будете любезны выдать нам расписку, что обязуетесь в точности выполнить его».
        Таково могло бы быть, на мой взгляд, представленное на наглядных примерах соотношение между старым, буржуазным, и новым, социалистическим, государственным аппаратом и государственным управлением».
                               ПСС, т.34, стр. 313-315
  Здесь уместно также затронуть вопрос о пресловутой «кухарке, управляющей государством». Эту фразу тысячи и тысячи писателей, политологов, комментаторов, тележурналистов вот уже почти сто лет склоняют на тысячи ладов, интерпретируют, растолковывают, разъясняют, что-де сего не может быть и т.п. Подавляющее большинство из них никогда самостоятельно не вникали в суть вопроса, а только слышали от себе подобных, не утруждали себя познаниями марксистского учения о государстве, о превращении государства в негосударство, об отмирании, «засыпании» его. Исходя из своих классовых интересов, а вернее сказать, из интересов тех классов, которые наняли этих писателей и комментаторов, они уже многие десятки лет внушают угнетённым массам, что государство – это некая «священная корова», что управление государством – это дело избранных. По этой причине, по своему невежеству, соблюдая свои корыстные интересы (как можно дольше остаться у кормила, возле хлебного местечка) приписывают Ленину слова, которых он никогда не произносил и не мог произнести.
              «…Мы не утописты. Мы знаем, что любой
чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством. В этом мы
согласны и с кадетами, и с Брешковской, и с Церетели. Но мы отличаемся от этих граждан тем, что требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только
богатые или из богатых семей взятые чиновники. Мы требуем, чтобы обучение делу государственного управления велось сознательными рабочими и солдатами и чтобы начато было оно немедленно, т. е. к обучению
этому немедленно начали привлекать всех трудящихся, всю бедноту
    … Точно также надо поступить и в городе и в деревне с продуктами продовольствия, одеждой, обувью и т.д., в
деревне с землёй и прочее. К управлению государством в таком духе мы можем сразу привлечь государственный аппарат, миллионов в десять, если не в двадцать человек, аппарат, невиданный ни в одном капиталистическом государстве. Этот аппарат только мы можем создать, ибо нам обеспечено полнейшее и
беззаветное сочувствие гигантского большинства населения».                            (Там же, стр. 315)
  Вот что подразумевал Ленин под поголовным вовлечением трудящихся в работу по управлению государством в программе ВКП(б) в 1919 году. Разумеется, что ни в 1961 году, ни позднее эта мера не была выполнена, тем не менее, оппортунисты из КПСС это проигнорировали и сочли нужным принять новую программу.
 4. «Поголовное привлечение трудящегося населения к отправлению судейских обязанностей».
   И это положение на деле было формализовано, когда по форме всё правильно, а по сути – издевательство. Действительно, судьи избирались народом, при каждом судье были свои народные заседатели, которые на время исполнения своих обязанностей освобождались по основному месту работы с сохранением зарплаты. То есть, формально всё было соблюдено, но на самом деле судья, имеющий высшее юридическое образование, часто выносил решение суда единолично. Поскольку народные заседатели из числа широких масс – доярок, трактористов, сантехников, юридического образования, как правило, не имели и по этой причине частенько «смотрели в рот» судье.
 5. «Замена торговли планомерным, организованным в общегосударственном масштабе распределением продуктов».
Сентябрьский (1953 г.) Пленум ЦК КПСС, провозгласивший курс на развитие личного подсобного хозяйства, тем самым расширял сферу обмена и торговли. Это было движение не вперёд, к коммунизму, а движение вспять, – к развитию мелкотоварного производства, и, в конечном счёте, к капитализму.
   Ликвидация машинотракторных станций (МТС) и продажа средств производства в собственность колхозам (1958 г.) расширяли сферу товарно-денежных отношений, поддерживали анархо-синдикалистский уклон, ибо, собственность производителя (отдельного работника или коллектива) на средства производства, – есть характерный признак производства мелкотоварного, мелкобуржуазного.
  Установление в 1965 г. прибыли в качестве основного критерия эффективности деятельности промышленных предприятий сводило на нет действие основного экономического закона социализма («обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путём непрерывного роста и совершенства социалистического производства на базе высшей техники»), и целью производства стало получение прибыли, что неизбежно вело к анархии производства и расширению товарно-денежных отношений.
   Дальнейшее развитие личного подсобного хозяйства позволяло перекупщикам и просто жителям южных областей и республик извлекать в свою пользу дифференциальную земельную ренту (производство ранних овощей и фруктов на более плодородных участках земли и торговля ими в центральных и северных регионах страны) при формально государственной собственности на землю. Более того, процветала торговля землёй, принадлежащей государству. Для этого достаточно было построить даже не фундамент, а только слегка обозначить место под него, вырыть траншею и забутить. Считалось, что продаётся не земля, а недостроенный дом. Всё это вместе взятое формировало психологию «деловых» людей, «умеющих жить». Они с презрением относились к трудящимся массам. КПСС уже никак не препятствовала этому. Вскорости это аукнулось всплеском мелкобуржуазного национализма, резнёй в Баку, Оше, войной в Нагорном Карабахе и т.п. Зачастую руководителями «рухов» и «фронтов» выступала местная верхушка КПСС.
   Всё вышеперечисленное никак не вело к «замене торговли планомерным, организованным в общегосударственном масштабе распределением продуктов». А, наоборот, расширяло сферу товарно-денежных отношений, создавало экономическую основу для реставрации капитализма.
 6. «Обязательное держание денег в народном банке; введение бюджетных книжек, замена денег чеками, краткосрочными билетами на право получения продуктов и т. п.».
  Эти положения вошли в Программу 1919 г. не случайно, не под влиянием сиюминутных обстоятельств. Эти требования программы вытекают из всего учения марксизма, из необходимости уничтожения товарно-денежных отношений и замене их планомерным распределением продуктов. Вот только несколько высказываний Ленина по этому поводу:
          «Деньги – ведь это сгусток общественного богатства, сгусток общественного труда, деньги – это свидетельство на получение дани со всех
трудящихся, деньги – это остаток вчерашней
эксплуатации»;
       «…отстаивая свои старые привилегии и стараясь
замедлить и затруднить как можно больше дело социалистического преобразования страны,
буржуазия хранит и прячет свои свидетельства на
долю общественного богатства, свои свидетельства на взимание дани с трудящихся, хранит и прячет денежные знаки для того, чтобы обеспечить себе хотя бы некоторые шансы на сохранение своего положения и на возвращение
старых привилегий в случае затруднений или кризисов военного и торгового характера, которые могут еще свалиться на Россию.
           Что же касается предметов потребления, то
возможность приобретения их на суммы денежных
знаков, скопленные спекуляцией во время войны,
осталась у буржуазии и у имущих классов почти             полностью, потому что задача правильной нормировки, правильного распределения этих предметов потребления в такой стране, как Россия, при громадном количестве мелких крестьянских и мелких ремесленных или
кустарных слоев населения, — эта задача представляет собою огромные трудности, а в условиях разрухи, созданной войною, эта задача до сих пор остается почти нерешенной»;
  Программа 1919 г. выдвигает задачу замены денег чеками, краткосрочными билетами на право получения продуктов, – а в 1960-е и последующие годы, наоборот, даётся простор развитию денежного обращения. Чеки и краткосрочные билеты – это инструменты одноразового пользования, они не обращаются. (Если деньги утрачивают такие функции как средство обращения и средство накопления, то они уже не являются деньгами в собственном смысле этого слова). Следовательно, их невозможно накопить, спрятать от государства диктатуры пролетариата. Этим самым достигается контроль за мерой труда и мерой потребления, достигается именно то, о чём говорил Карл Маркс: сколько часов человек отработал на общество, столько же он должен получить от общества.
    В бюджетные книжки предусматривалось записывать заработную плату, с одной стороны, а крупные покупки – с другой. В этом случае сразу видно, за какие «шиши» тот или иной человек покупает дорогую вещь. Этим самым опять же усиливается контроль за мерой труда и мерой потребления. Причём, этот контроль осуществляют не чиновники, а сами трудящиеся, причём бесплатно. В этом как раз и заключается отмирание самого пролетарского государства. Но, как видим, партия, постепенно сползающая в болото оппортунизма, начинает выражать интересы уже не пролетариата, а другого класса, мелкобуржуазных слоёв, усиливая товарно-денежные отношения, меняет направление своего движения вспять, в сторону капитализма.
  В наши дни компьютерные технологии, банкоматы и пластиковые карточки чрезвычайно упростили операции по учёту денежных потоков, свели их до обычного нажатия кнопок. Проблема состоит в том, что в буржуазном обществе эти технологии используются в целях сокрытия от общества доходов и расходов. При диктатуре пролетариата те же технологии могут заменить бюджетные книжки и будут успешно использованы в целях контроля за мерой труда и мерой потребления.
 7. «Плата всем, без изъятия, должностным лицам в размере, не превышающем среднюю плату хорошему рабочему»
   Это положение Второй Программы ВКП(б), вытекающее из требований Парижской Коммуны, так же не было голословным заявлением. Менее чем через месяц после октябрьской революции по предложению Ленина Совнарком принимает постановление:
  «1) назначить предельное жалованье народным комиссарам в 500 рублей в месяц бездетным и прибавку в 100 рублей на каждого ребёнка; квартиры допускаются не свыше 1 комнаты на каждого члена семьи;
  2) обратиться ко всем местным Советам рабочих,
солдатских и крестьянских депутатов с просьбой
подготовки и проведения революционных мер к        особому обложению высших служащих;
 3) поручить Министерству финансов подготовить
общий законопроект о таком понижении;
 4) поручить Министерству финансов и всем отдельным комиссарам немедленно изучить сметы министерств и урезать все невысокие жалованья и пенсии».
  А сколько уже копий сломала буржуазная пропаганда по вопросу о так называемой «уравниловке». Здесь точно так же, как и в случае с «кухаркой», наёмные оракулы не утруждают себя действительным выяснением вопроса. Как гласит народная мудрость «слышал звон, да не знает, где он». Так и наши «знатоки». Что-то, где-то, когда-то слышали о том, что якобы марксисты провозглашают равенство людей. Но подобной пошлости не скажет ни один марксист, поскольку такое понимание «равенства» противоречит и их материалистическому мировоззрению и здравому смыслу.
         «Равенство есть обман, если оно противоречит интересам освобождения труда от гнета капитала.
             Энгельс был тысячу раз прав, когда писал:
понятие равенства есть глупейший и вздорный предрассудок помимо уничтожения классов. Буржуазные профессора за понятие равенства пытались нас изобличить в том, будто мы хотим одного             человека сделать равным другим. В этой бессмыслице, которую они сами придумали, они пытались обвинить социалистов. Но они не знали по своему невежеству, что социалисты – и именно основатели современного научного социализма, Маркс и Энгельс – говорили: равенство есть пустая фраза, если под равенством не понимать уничтожения классов. Классы мы хотим уничтожить, в этом отношении мы
стоим за равенство. Но претендовать на то, что мы сделаем всех людей равными друг другу, это пустейшая фраза и глупая выдумка интеллигента, который иногда добросовестно кривляется, вывертывает слова, а содержания нет, – пусть он называет себя
писателем, иногда ученым и еще кем бы то ни было.
           И вот мы говорим: мы ставим себе целью
равенство как уничтожение классов. Тогда надо уничтожить и классовую разницу между рабочими и крестьянами. Это именно и составляет нашу цель. Общество, в котором осталась классовая разница между рабочим и крестьянином, не есть ни
коммунистическое, ни социалистическое               общество».                     (ПСС, т. 38.)
    8. «Организация всего населения в единую сеть потребительных коммун, способных с наибольшей быстротой, планомерностью, экономией и с наименьшей затратой труда распределять все необходимые продукты»
 9. «Охват кооперативами всего населения, слияние кооперативов в единый, сверху донизу охватывающий всю Советскую республику кооператив»
 10. «Переход от мелкобуржуазных кооперативов старого, капиталистического типа к потребительным коммунам, руководимым пролетариями и полупролетариями»
  Как видит читатель, п.п. 8-10 Программы 1919 г. более всего относятся к бесклассовому обществу, по меньшей мере, очерчивают тот путь, те ориентиры, по которым следует двигаться. Становится ясным, что в 1960-е годы о выполнении этих программных положений речь уже не шла, а страна всё более и более двигалась вспять, в обратном направлении, к реставрации мелкотоварного производства, со всеми вытекающими отсюда последствиями (не отмена денежного обращения, а консервация его; не стирание классовых различий, а возрождение патриархальных классов мелких собственников; не отмирание государства, а бюрократизация его, сохранение огромной массы чиновников; не предоставление всей полноты власти Советам трудящихся, а подмена последних партаппаратом, партноменклатурой).
 12. «Введение 6-часового рабочего дня без уменьшения вознаграждения за труд и при обязательстве трудящихся обучаться технике государственного управления и военному искусству».
 
   Исходя из вышеизложенного видно, что место пролетарского государства, государства диктатуры пролетариата заменило бюрократическое по форме и мелкобуржуазное по своей политико-экономической сути, государство. Поэтому программное положение «обучаться технике государственного управления» вместо конкретных дел заменялось пустословием, всевозможными лозунгами и призывами и т.п.
   Отсюда мы можем сделать вывод о том, что целью принятия «программы построения коммунизма» на самом деле было не продвижение к коммунизму, а манипуляция сознанием, маскировка, прикрытие своего перерождения, прикрытие оппортунизма и реформизма. Введённые в программу КПСС 1961 г. положения об исчезновении классовой борьбы в СССР, о перерастании государства диктатуры пролетариата в общенародное государство, о превращении партии рабочего класса в партию всего народа, о возможности построения социализма мирным путём, о возможности длительного мирного сосуществования государств с противоположными системами, – всё это вместе взятое свидетельствует о том, что вместо партии коммунистической мы получили партию мелкобуржуазную.
    Какое это имеет значение для наших дней?
    Имеет самое прямое и самое непосредственное!
   Из оппортунистической, реформистской, мелкобуржуазной КПСС образовались её осколки, её слепки – КПРФ, КПУ и некоторые другие, которые изначально, в момент своего зарождения, были инфицированы оппортунизмом, которые не осудили решений ХХ - ХХІІ съездов КПСС, которые сегодня являются агентами буржуазного влияния в рабочей среде, ничего общего с марксизмом не имеющие. 
 
    Задачей новой революционной партии является повседневная и неустанная борьба с оппортунизмом, всеми доступными способами и методами разоблачение перед лицом рабочего класса мелкобуржуазной сущности КПРФ и КПУ, выведение обманутых рабочих из-под влияния названных партий, из-под влияния их газет, их растлевающей пропаганды.
 
         Богдан Грицкив, 07.09.2010
Категория: Вопросы Марксизма | Добавил: Red-Star (03.03.2011)
Просмотров: 1457 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Copyright MyCorp © 2020 Создать бесплатный сайт с uCoz